однажды переступить черту 2015 смотреть онлайн

Как обычный американец стал ключевой фигурой в Исламском государстве. ЧАСТЬ 2

(Администрация группы осуждает действия ИГ и не призывает подписчиков к каким либо действиям, данный материал размещен в ознакомительных целях,т.к. история действительно интересная. ИГ- запрещенная террористическая организация на территории РФ, Украины, Эстонии и других государств)

В биографии буквально каждое слово говорит о тщательном отборе, начиная с имени Бахруми, слово-гибрид бахр (море) и руми (римский). Многие джихадисты придумывают себе на время войны псевдонимы из имени собственного и места происхождения. В нашем случае он назвал себя Яхья из Римского моря, то есть Яхья Средиземноморский.

Далее в биографии говорится:

Его корни на острове Крит, что в Римском море (Бахр аль-Рýм). Рожден в 1404 году (летоисчисление в исламе ведётся от Хиджры, даты переселения пророка Мухаммеда и первых мусульман из Мекки в Медину прим.Newoчём) [1983-4] и воспитан как назарей [христианин]. Яхья обратился в ислам в 1422 году [2001-2]. Он путешествовал в поисках знаний и работы по пути Аллаха, пока Он не даровал ему хиджру [миграция] в сирийские земли. Теперь он живет в сельской местности близ Алеппо.
Я посчитал, что теперь у меня достаточно данных, чтобы его вычислить: филологически талантливый джихадист с Крита, который не просто обратился в ислам, а стал последователем захиритского мазхаба, крайне небольшой школы шариатского права. Список претендентов не мог быть длинным.

Многие обращенные в ислам выбирают себе арабские имена, эквивалентные их именам по рождению. Яхья арабская версия Джона на английском или Иоанниса на греческом, поэтому я приступил к онлайн-поиску захиритов с такими именами. В немецкоязычном чат-руме я встретил упоминание имени Иоаннис Георгилакис, и вот тут я напал на свежий след. На странице Георгилакиса на Facebook были фотографии того же самого небритого молодого человека в очках и мусульманском одеянии, который играл со своими детьми.

Cтраница на Facebook заставила меня сомневаться, что вся греческая составляющая этой истории была подлинной. В друзьях на Facebook было много англоговорящих друзей и всего несколько греков. Фамилия Георгилакис не слишком распространена, и учитывая очевидную изобретательность Яхьи в своих псевдонимах, я перепробовал несколько комбинаций, включая английское имя Джон, и на десерт не-критскую греческую версию фамилии Георгилакис Георгелас.

Одним из самых первых результатов в Google по запросу Джон Георгелас является пресс-релиз Министерства Юстиции США от 15 Августа 2006 года: Пособник джихадистского вебсайта условно приговорен к 34 месяцам тюрьмы. На момент вынесения приговора Джон проживал в северной части Техаса недалеко от Плейно, в 20 минутах езды от дома, в котором я вырос.

Плейно находится неподалеку от центрального Далласа, в сторону границы с Оклахомой. Здесь простирается равнина, на которой за счет активно формирующегося технологического сектора быстро вырастают микрорайоны. Вскоре после истечения срока пробации Джон Георгелас опубликовал в Интернете резюме, в котором указал свой адрес, по которому располагался изящный кирпичный дом с дорическими колоннами, небольшой галереей и кольцевой подъездной дорожкой. В первый раз я приехал сюда в августе 2015 года, и я помню, как услышал радостные крики детей. Я видел мальчика лет десяти, играющего с баскетбольным мячом на дороге, и еще двух неподалеку; они были того же возраста, что и дети с фотографий на Facebook. Пока я подходил к двери, мне удалось заметить желтую наклейку Мы поддерживаем наши войска на окне, за ним аккуратно и основательно отделанный вестибюль и украшенное семейными фотографиями фортепиано.

Дверь открыл Тимоти Георгелас, отец Джона и владелец дома (вместе с женой Мартой, матерью Джона). Оба родителя американцы с греческими корнями.

Тим врач, выпускник Вест-Пойнта. Седоволосый, с мягкими чертами лица без малейших признаков стресса, связанного с воспитанием террориста Исламского Государства. Однако у него нет иллюзий насчет жизни, выбранной его сыном. Они с Джоном враги, рассказал мне человек, знакомый с ними обоими, до Судного дня.

Тим был в шортах и футболке, пока мы здоровались, подул холодный поток воздуха от кондиционера. Когда я сказал ему, что пришел поговорить о Джоне, он вышел на улицу и захлопнул дверь, как будто не хотел впускать в дом имя сына. Он упал в белое плетеное кресло у входной двери и с неохотой жестом пригласил меня сесть напротив.

Он смотрел на дерево магнолии перед домом и молчал. Я сказал ему, что знаю его сын, Джон, был Яхьей. Тим сидел, поджав губы, и, мотнув головой, начал говорить. На каждом жизненном этапе он принимал неверные решения, начиная со старшей школы, рассказал мне Тим. Уму непостижимо, почему он отказался от того, что у него было. Две сестры Яхьи получили ученые степени, добавил он, как будто хотел показать, что его единственный сын бросил школу, ведет священную войну и планирует массовые убийства не из-за его плохого воспитания.

Он всегда был самым маленьким ребенком в классе и всегда ведомым. Я выручал его очень много раз деньгами, в ситуациях с его женой и детьми, всего не перечислить. Я вечно собирал осколки

Яхья, которого описал мне Тим, был печальной фигурой, овцой, которая забрела в злобное стадо. Главное, им было легко манипулировать. Это стало для меня еще одной загадкой. Яхья, которого я встретил в сети и которого описал Муса Серантонио, не был похож ни на овцу, ни на жалкого последователя. Он не был тем мальчиком, которого описал его отец. В какой-то момент Яхья принял облик волка, вождя.

Джон Томас Георгелас родился в декабре 1983 года в богатой семье с давними военными традициями. Его дедушка, полковник Джон Георгелас, был дважды ранен во Второй мировой войне и работал на Объединенный комитет начальников штабов. Тим Георгелас три года прослужил в армии, после чего по заданию ВВС поступил на медицинский факультет. Он вышел в отставку в звании полковника в 2001 году и теперь занимается лучевой диагностикой в клинике исследования молочных желез в северном Далласе. В политике он придерживается консервативных взглядов, как и Марта, его невысокая, темноволосая жена. На фото обложки в Facebook она гордо стоит перед Президентской библиотекой Джорджа Буша неподалеку от делового центра Далласа.

Когда Джон был маленьким, Георгеласы часто переезжали из-за военных назначений Тима. Джон пошел в школу в 4 года, когда семья жила в Англии, и он был юным и маленьким по сравнению с другими учениками. Он был болезненным у него вырастали доброкачественные опухоли и были ломкие кости; возможно, его недуги подтолкнули его к религии. Когда ему было 11, он долго не ходил в школу из-за перелома ноги, пока она не срослась. Одинокий и подавленный, в свободное время он обращался к Богу и привязался к греческой православной церкви. Он заставил семью более регулярно посещать службы.

Будучи наследником семьи, Джон пользовался особым статусом в патриархате Георгеласов. Вместе с положением пришли и ожидания, а затем и разочарование, когда стало ясно, что он не годится для солдатской жизни. Его тело отказывалось принимать устойчивую, готовую к сражению форму. Его темперамент тоже не подходил для военной дисциплины. Когда он вернулся в школу после травмы ноги, он не проявлял интереса к учебе, не хотел следовать правилам. Отец несколько раз пытался повлиять на его поведение, но безуспешно (это описание основано на рассказах людей, близких к Джону, включая членов семьи, коллег, друзей и сотрудников исправительных учреждений).

Как и многие другие дети военнослужащих, Джон экспериментировал с контркультурой. Он курил траву, употреблял ЛСД и ел галлюциногенные грибы. Он ненавидел отца, который наказывал его за наркотики, и ненавидел власти США за криминализацию употребления веществ. К окончанию школы его основным интересом было ненасытное потребление галлюциногенов. Тим рассказал, что его оценки были ужасными, но результаты стандартизированных тестов лучше, чем у его успешных сестер. В итоге Джон начал изучать философию в городке Колледж-Стейшн, в филиале Блинн Колледжа, двухгодичном университете с приемом без ограничений в центральном Техасе. Он сдал лишь несколько предметов.

На курсе по мировым религиям в Блинне Джон однажды прослушал поверхностную лекцию об исламе. Лекция выбесила Джона, поэтому он захотел получить больше информации от местных мусульман. Любопытство превратилось в нечто большее. Спустя несколько дней после Дня благодарения в 2001 году, в первый день Рамадана, Джон обратился в мусульманство в мечети в Колледж-Стейшен, которую часто посещали иностранные студенты из Техасского университета A&M.

Нельзя сказать, хотел ли он своим обращением досадить родителям или это стало всего лишь бонусом к его духовному спасению. Когда Джон произнес мусульманскую декларацию веры, пепел Всемирного торгового центра еще не остыл. Антимусульманские настроения в США набирали обороты, и в центральном Техасе обращение в мусульманство было невиданным бунтом.

Родители Джона сочли его обращение признаком неустойчивой психики. Во всех университетских городах в этой стране есть мечети по одной причине, объяснил мне Тим. Дети впервые находятся вдали от дома, они уязвимы и подвержены влиянию. Они слышат основную идею и они на крючке; так и получилось с Джоном. Джон взял имя Яхья и продал свой пикап, чтобы купить билет на самолет. В декабре 2001 года семья получила от Яхьи письмо о том, что он учит арабский в Дамаске.

Яростные джихадисты по-разному приходят к насилию, но зачастую они подпадают под одно описание, которое подходит Джону просто идеально. Его семья из верхушки среднего класса. Он упустил возможности, соответствующие его врожденному таланту; он понял, что не преуспеет в областях, выбранных или превозносимых его родителями или другими авторитетами. Как правило, личный кризис смерть в семье, околосмертное событие в жизни самого человека вызывает экзистенциальные размышления, приводящие к исследованию религии; в случае Джона эту роль могло сыграть его слабое здоровье в детстве.

У абсолютного большинства джихадистов намного лучше развито левое, количественно-аналитическое полушарие мозга. Диего Гамбетта из Института европейского университета и Штеффен Хертог из Лондонской школы экономики отметили преобладание бывших студентов-инженеров среди джихадистов. Исследователи предполагают, что образ мышления этой дисциплины предрасполагает некоторых людей к джихадизму. Будучи подростком, Джон сам научился программированию. Он пользовался компьютерами на операционной системе Linux, а не Windows или Mac, которые предпочитают простые смертные. Спустя несколько лет после того как он стал полноценным джихадистом, он выложит строку кода C++ на своем сайте, эксцентричную декларацию своей твердой позиции:

if (1+1+1 != 1 && 1 == 1) return true; else die();

Перевод: если вы верите, что христианская Троица (1+1+1) не монотеистическая (!=1), и вы верите в единство Бога (1==1), тогда замечательно. В ином случае: умрите.

Несмотря на свои дуалистичные наклонности, по прибытию в Дамаск Яхья видел себя суфием, мусульманским мистиком, который стремится к единству с Богом через поэзию, танец или песню и который может одобрить оттененную или нюансированную версию ислама. Эта позиция могла быть наследием его увлечения контркультурой в подростковом возрасте. Однако постепенно, под влиянием британских мусульман, которые были более жесткими в своем подходе к вере, он стал интересоваться джихадом. Они убедили его следовать подходу бен Ладена, враждебного к суфизму.

Вскоре Яхья превзошел их в своей нетерпимости. К его джихадизму добавилось общее недовольство иерархией ученого руководства господствующей религии. Он выступал против имамов, требовавших верить словам теологов-исламистов и не пытаться выстроить свое собственное толкование священного писания и закона. Мусульманским теологам обычно рекомендуется не создавать собственные трактовки, а придерживаться принятых толкований от более опытных коллег. Но Яхья сохранял типичное американское самоуверенное отношение к своей религии, подобное отношению типичного техасца к своему грузовику: если он не мог в ней разобраться или исправить ее самостоятельно, значит, это не его религия.

Он купил Словарь современного арабского языка Ганса Вера увесистый кирпич, стандартный арабско-английский справочник. Однако он не предназначается для чтения от начала и до конца. Обычно студенты, изучающие арабский, держат словарь Ганса Вера под рукой и заглядывают в него по мере необходимости. Яхья же знал его полностью уже через полгода. После этого он очень быстро выучил Китаб уль-Айн, арабский словарь 8-го века, написанный аль-Халилем аль Фарахиди. Он бродил по Дамаску, болтая с каждым прохожим. Он изучил классический арабский, отточив свой уровень до такого, что редко встречается даже среди образованных носителей языка.

Он всё сильнее отдалялся от родителей и сестер. Позже, обсуждая с другими мусульманами, как трудно оставаться на родине и распространять свою веру среди соотечественников вместо того, чтобы отправиться прямиком в Исламское государство, Яхья писал:

А что до тех [мусульман], что пытаются повлиять на членов своих семей, хотя те настаивают на куфре [неверии в ислам]? Следует ли им прожить всю жизнь, пытаясь направить на истинный путь тех, кто не был направлен Аллахом, или же им стоит переступить через это и помочь своей истинной семье мусульманам?
Яхья встретил свою будущую жену в 2003 году на мусульманском сайте знакомств. Таня родилась в Лондоне в 1983 году в бенгало-британской семье. Складывалось ощущение, что они жили абсолютно одинаково даже до того, как познакомились. Вся в родинках, как и Яхья, Таня выросла невыносимо упрямым ребенком. Назло родителям, она с пугающим упорством следовала религии, которой они пренебрегали, стремясь ассимилироваться среди английского среднего класса.

Она была красавица, маленький фейерверк. Но ее непослушание выражалось не в банальных свиданиях с плохими парнями. Когда родители предложили ей попробовать сходить на свидание с мальчиком, Таня прошипела: Мусульмане не ходят на свидания, и поклялась, что до вступления в брак ни один посторонний мужчина не узнает о ее внешности больше, чем открывает одежда. У нее был идеал Джон Уокер Линд, американец, воевавший за Талибан в 2001 году. К 18 она надела джильбаб (одеяние, закрывающее все тело)и представляла, как спрячет под ним бомбу. В 19 лет она вышла за Яхью.

После знакомства онлайн Яхья и Таня быстро влюбились друг в друга. Обычные парочки смотрят вместе Нетфликс или бегают, или готовят, а они замышляли джихад, разделив пристрастие к плохим решениям. После месяца цифрового флирта Яхья прилетел в Лондон, и они встретились лично 15 марта 2003 года. Они поженились тайно через 3 дня, а затем улетели в Техас. Они поселились в Колледж-Стейшен и получали все прелести свободы, любви, молодости и независимости от родителей. Они жили скромно и счастливо, посещали мечеть, в которой обратили Яхью. Мечеть устроила для них свадебную вечеринку, а богатые арабы, жившие неподалеку от университета, поддержали Яхью деньгами для дальнейшего изучения ислама.

Была у них и другая общая страсть: марихуана. Согласно исламской ортодоксальности, конопля опьяняет, а следовательно, запрещена. Но практика ислама Яхьи уже тогда была нетрадиционной. В историческом эссе под названием Cannabis, обильно снабженном отсылками к классическим арабским источникам, он обосновал приемлемость травы для ислама. Имеются свидетельства, писал он, что ранние исламские лидеры облагали налогом семена конопли. Так как мусульмане в основном не могли облагать налогом то, что считается харамом, например, свинину или алкоголь, рассуждал Яхья, значит, они считали, что трава разрешена. Что касается псилоцибина, Яхья привел непонятный хадис (предание о словах и действиях Мухаммеда), в котором, по его словам, Пророк возвращается с гор после медитации и превозносит целебные свойства грибов как лекарства против болезней глаз. Яхья и Таня трактовали это как божественное разрешение употребления психоделических грибов.

5 thoughts on “однажды переступить черту 2015 смотреть онлайн”

  1. Navy, у меня просто на начале предложения прервалась. А так годная паста.

  2. Denis Wojciechowski

    Какой же адовый пиздец творится в бестолковках олахоёбов…

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *